Новости площадки

​Заразительный эффект

02 апреля 2020, 14:12

Наталия Белякова, наставник команд в проекте Центра городских компетенций АСИ «100 городских лидеров», эксперт Российского экспортного центра, доц. НИУ ВШЭ, партнер Центра стратегического консалтинга.


Временная самоизоляция, едва начавшись, многим показалась вечностью. Ситуация вокруг коронавируса наглядно доказала, что слухи о нашей социальной атомизации слегка преувеличены. Горшочек, не вари! Убедили. Мы хотим, хотим быть в социуме – даже работая в шумоподавляющих наушниках где-нибудь в «третьем месте».

Лишившись враз этих дорогих сердцу мест (которые на поверку оказались едва ли первыми по значимости), мы по-новому осознали их ценность.



IN

Бодрым фениксом воспрянут из поствирусного пепла ко-форматы деловой и личной активности.

Для городских сред (даже пока далеких от smart) шэринговая экономика и логика сообществ становятся практиками, пронизывающими все стороны жизни. Коммодифицируются, становятся общим местом: а что, раньше так нельзя было? Баги платформенных решений, равно как и их мощную адаптивную силу и скорость реакции на новый рыночный раздражитель, мы оценили в деталях, организуя бесперебойную доставку еды на дом или обсуждая реальную ценность онлайн-обучалок. Дружественный пользователю дизайн и кастомность предлагаемых сценариев стали решающими факторами нашего голосования рублем онлайн. Безальтернативность – вот чего мы терпеть ненавидим после всего случившегося.


Из внезапного заточения мы выходим другими людьми. Онлайн «берите сколько хотите» и строгое outdoor-воздержание трансформируют наши требования к окружающей среде. Мы хотим той же бесшовности и логики в наших физических перемещениях. Вокруг нас. Мы ждем, что пространство улиц, рабочих и досуговых миров будет разумным как Солярис и дружественным как теремок.

Мы распробовали первое и соскучились по второму.

Начнем с работы. Мы оперативно освоили формат out of office(не равно фрилансу) и успели разобраться в его деталях. Познали не только сладость экономии времени на дорогу, но и горчинку, когда у тебя на голове ребенок собирает лего, а ты заводишь шарманку пятого на сегодня zoom.

Со стороны сотрудника интерес к офису теперь сугубо прикладной: там целесообразно уединиться для продуктивной работы. Именно результат, а не процесс; достижение контрольного показателя, а не саморазвитие на пути к нему – новое мерило ценности сотрудников. Не фрилансеров – всех.

Работодатель тоже вошел во вкус и понял, что сотрудник на удаленке многим дешевле и более контролируем, чем он же, выглядывающий из-за монитора в шоу «за стеклянной перегородкой». Оставим Монтессори детским садам: никому не важно, какую глубокую работу над собой ты провел и превозмог себя, достигая базовый результат. Нет манипуляциям, любимцам коллектива и парню, подпирающему кулер.


Итак, двум сторонам рабочего процесса симпатична (или хотя бы не кажется невозможной) удаленка. В результате антивирусной шок-терапии к ранним принимающим, давно подсевшим на agile и гибкое планирование от задач, присоединилось консервативное большинство.

Хозяйке на заметку. После пережитого нельзя просто так взять и построить коворкинг или запустить апарт-отель с open lobby. Или хостел – в глубоко нежилом фонде, разумеется. Недостаточно. Восходит звезда корпоративных коворкингов и целых созвездий партнерских бизнесов под одной крышей. То, что самоорганизовывалось и прорастало часто естественным образом, станет такой же проектируемой величиной, как профиль качественно задуманного креативного кластера.

Да здравствуют экосистемы – в оффлайне тоже. Основной и сопутствующие бизнесы. Все участники сервисного пути потребителя в одном месте. А то и высокая идея, оправдывающая это «вместе» (от zero waste подхода до любви к конкретному району города).


Офис (этимологически – «служба») массово заменяется на место работы, эффективное как в индивидуальном, так и совместном формате. «От задач!» - можно написать над входом в такие коворкинги нового типа. В них ходят не потому, что так надо работодателю, а потому, что так удобнее работать тебе. Немало самоизолированных осознало, что вожделенный некогда хоум-офис – ну не их это. Облачаясь в пиджак перед видеоколлом, все равно сидишь в трусах.

Итак, возможность работать вне дома – символ сервисного подхода и эмпатии работодателя (обоюдовыгодной – при реанимации бизнеса каждая копейка на счету). Офис повсеместно становится гибридным – activity based и well being одновременно.


И вроде бы с мохнатых 2010-х мы в курсе про кейс WeWork-WeLive-WeGrow-WeLabs. Но! Сегодня это нужно всем. Особенно на выходе из квартиры, где, как не первый год нас учат девелоперы и архитекторы, «приватное пространство сжалось до микро-спальни, а основное объем занимает зона совместного досуга». Нет места кабинету в этой схеме. Зато out of home есть, где перезагрузиться цифровому номадисту со стажем, прикорнуть начинающему трудоголику или даже остановиться удаленщику из маленького города, который доехал наконец развиртуализироваться с командой.

Не являются ли такие новые городские in-house образования антидотом геттоизации, которая неотвратимо накрывает города-миллионники? Противовесом неравномерно бьющемуся культурно-досуговому пульсу города? Новое конкурентное преимущество работодателя после кризиса – не «офис в центре города», а «индивидуально комфортное рабочее место», формула которого определяется под каждого сотрудника. Альтернатива!

Вы как? I’m in.



OUT

Эволюция пространства для работы находит продолжение вовне. Нас ждет новый бум общественных пространств, и глупо оставаться в стороне. Ощущается это на закрытых экспертных сессиях и вполне себе открытых инвестобсуждениях. Устраивать public space (кстати, что это?) или погодить – дилемма 2019. Сегодня вопрос становится запросом: ЧГК?

Заметили, как торгово-развлекательные вселенные, в наших климатических условиях обреченные быть общественными пространствами, от осторожных выступлений на тему нефункционального шоппинга и «переосмысления зоны атриума» плавно переходят к обустройству планеты вокруг себя? Проведем аналогию между моллом и городом. Это просто: средняя длина торговой галереи – 800 м, их обычно три-четыре и шоппинг равен прогулке по городку. Необходимость в нём (квази) общественных пространств осознана давно.

Продолжая нашу метафору – теперь начинают застраиваться пригороды! И будет это явлением, а не случайной флуктуацией. Коммьюнити-менеджер шопинг-молла в курсе, что не менее трети трафика правильно организованного общественного пространства вокруг да около ТРК связана с шопингом. Что бы такого сделать хорошего на прилегающей территории вместо уходящей за горизонт парковки или пустыря? Уже сегодня эти думы гораздо содержательнее и смелее, чем пару лет назад. Обсуждаем модульные и полифункциональные конструкции не на пальцах, а на основе полевой социологии и партисипативного проектирования. Про эффектные экс-морские контейнеры, покрытые газоном бионические стрит-ритейл-хоббитоны, модули палетной сборки и прочие быстровозводимые и перформные укрытия слышно из каждого подкаста.

В общем, заказчики готовы.

А что народ?

Ау, городские сообщества – те, которые вышли из карантина на совершенно новый уровень коммуникации и соскучившиеся по оффлайну!

Бездомные театры, способные расплачиваться натурой – феерией перформансов на сцене (aka открытый кинотеатр)!

Начинающие граффитисты, устраивающие обучение с последующими командными баттлами, за которым следует благотворительный аукцион кастомизированных looks (мелкодисперсное распыление краски творит чудеса)!

Продвинутые огородники, выращивающие микрозелень к столу и ответственно пересаживающие новогодние елки в открытый грунт!

Все туда, где будут, как грибы после дождя, возникать общественные пространства.


Буквально всё в природе вещей обуславливает долгосрочный тренд на со-бытие. Когда так долго был «в домике», любо стоять и махать раскинутыми руками: «чай-чай, выручай»!

Выручит место. Перечитываем «Пласу» и переживаем с пользой для себя новую волну популярности public spaces. Всамделишных, наполненных жизнью не только на рендерах. В угаре передовых маркетинговых технологий, слегка растерявшиеся, мы выходим на рынок буквально. Ногами. Он нам нужен еще больше, чем мы ему: фуд-маркет; площадь города, на которой есть чем заняться; двор, на котором так долго не было ни души.

Причем благоустройство места и населения его сообществами идет сегодня не последовательно. Например, сначала в Серпухове была добротно благоустроена площадь Ленина, а сейчас появилась Туристическая гильдия, призванная превратить красивый spaceеще и в зарабатывающий place. Сегодня и завтра создавать и населять придется делать одновременно. Если нет – место отомстит или утопит в тоске. Неверующих адресую к довольно грустной игре Un gioco di societa (одноименный аккаунт в Инстаграм), придуманной итальянскими журналистами и урбанистами для демонстрации эффекта даже благого вторжения.

Разобщенные сообщества – это городская хрупкость, расчленение пространства на зоны влияния, живущие по своим законам. Долго работала с этим Барселона, и до сих пор не все гладко. Сотрудничающие коммьюнити – это устойчивость, которая, будем надеяться, позволит Милану быстро очнуться от свалившейся на него в одночасье беды (там их немало). Пространство объединяет сообщества одним континуумом, примиряет между собой, при этом разводя во времени суток.

Сообществ станет больше, а сценариев поведения должно появиться больше в разы. Вызов принят.

И зелени, зелени побольше! Память у людей короткая, коронавирус исчезнет с первых страниц выдачи, но вот эту тоску по активному физическому движению мы, думаю, запомним на уровне ощущений.

Только давайте по-честному. Умиротворяющие «Городские леса» (масштабный парижский проект, согласно которому должны заколоситься набережные Сены и другие городские споты) или саважные кущи вроде аугсбургского парка Шеридан – гарантированный успех. А вот бегонии в кадках вдоль трасс - прощайте навсегда. Однолетники out of market.


&

И всё это – не только потому, что отложенный спрос и мы соскучились.

Уже в текущем году треть рабочих мест будет занято родившимися в 1990-е. Им на пятки уже наступают «безмятежные» выпуска 2000 г., слабо обезображенные оранжевым (по Лалу) достигаторством. Чем дальше – тем более требовательными становимся мы к work-life балансу и совпадению работы с хобби (любимым делом) до степени смешения. Особенно после случившегося длительного пребывания в четырех стенах.

Коронный вывод прост: сетевые правила требуют абсолютно изоморфного продолжения в жизни реальной. Чтобы легко переключаться между активностями и пространствами, формировать свою среду. Чем более органичным будет это inside out пространство – тем выше позиции каждой такой локации в мировой битве территорий за таланты.

В которой, к слову, шансы равны как никогда. Ставшая рутиной сетевая экономика обнулила и уравняла города малые и мега, моно- и поли-, исторические и свежепридуманные. Дала шанс сельским территориям, в которые можно вернуться. Главное, интернет-кабель потолще.

Это теперь всем известно.